RUSSIAN YOGA FEDERATION | ФЕДЕРАЦИЯ ЙОГИ РОССИИ

Махамритьюджая мантра

ॐ त्र्यम्बकं यजामहे
सुगन्धिं पुष्टिवर्धनम् ।
उर्वारुकमिव बन्धनान्
मृत्योर्मुक्षीय माऽमृतात् ॥
oṃ tryambakaṃ yajāmahe
sugandhiṃ puṣṭivardhanam;
urvārukamiva bandhanān
mṛtyormukṣīya mā'mṛtāt.

Мантра из Риг-Веды (ṛgveda 7.59.12)

Грамматический анализ и перевод

После удаления сандхи:

om tri-ambakam yajāmahe sugandhim puṣṭi-vardhanam;
urvārukam iva bandhanāt mṛtyoḥ mukṣīya mā a-mṛtāt.

Мантра состоит из двух частей, каждая с одним глаголом. Начнём разбор с глаголов:

yajāmahe
настоящее время средний залог (ātmanepada) множественного числа первого лица от корня [yaj] “делать подношение”. Ср. yajña. Здесь означает акт поклонения; “мы поклоняемся”.

Объект глагола можно ожидать в винительном падеже. Действительно, в винительном падеже мы видим в муж. роде, ед. ч., вин. пад.:

tri-ambakam sugandhim puṣṭi-vardhanam
tri-ambakam
составное слово
[tri-] “три”
[ambaka] “глаз”, “око”
здесь надо отметить, что [ambaka] – среднего рода, но [tryambaka] как эпитет Шивы – мужского.
sugandhim
[sugandhi] “благоуханный”; в переносном значении “благочестивый”, “добродетельный”; иногда используется как эпитет Параматмана;
puṣṭi-vardhanam
составное слово
[puṣṭi] “процветание”, “достаток” от глагольного корня [puṣ] “процветать”
[vardhana] “увеличение”, “прирост”; особенно в конце составных имеет каузативный оттенок “вызывающий прирост [чего-л.]”

Таким образом, первая часть может быть переведена:

[Мы] поклоняемся Трёхокому [Шиве], благоуханному, источнику процветания

Во второй части, глагол

mukṣīya
пожелательное наклонение среднего залога единственного числа первого лица от корня [muc] “отпускать”
в среднем залоге 1 лица означает “освобожусь”;

[muc] допускает вторичный объект в исходном падеже; в данном случае в исходном падеже находится

bandhanāt
муж. или ср. род, ед. ч., исх. пад от [bandhana], от корня [bandh] “связывать”, “привязывать”; используется в значении “то, что связывает” – т.е. “привязь”, “узы”; Ср. bandha “цепь”, “замóк”
mṛtyoḥ
муж. р. ед. ч. род. или исх. пад. от [mṛtyu] “смерть”; здесь является определением для [bandhana].
Грамматические формы родительного и исходного падежа здесь совпадают (так же как совпадают родительный и предложный падеж слова “смерть” в русском языке), однако это не влияет на перевод; либо речь о “привязи исходящей от смерти”, либо о “привязи порождаемой смертью” – понятно, что смысл один.

В качестве описания действующего лица здесь фигурирует слово

urvārukam
ср. род, им. падеж от [urvāruka] “огурец”.
Точнее, [urvāru] в среднем роде – плод крупного сорта огурца, используемый как подношение в ритуалах; суффикс [-ka] может иметь множество оттенков, в частности может дополнительно указывать что речь именно о плоде; в более позднем языке [-ka] нередко имеет уменьшительно-ласкательный смысл, но это менее характерно для языка Риг-Веды.
iva
несклоняемая частица, обозначающее подобие; “как”, “подобно”.

Поскольку глагол в первом лице, говорящий таким образом сравнивается с жертвенным огурцом. В современных трактовках это сравнение поясняется таким образом: подобно тому, как садовник “освобождает” зрелый плод от стебля (“привязи”), так Шива освобождает преданных от смерти.

Рассмотрим что получается:

да освобожусь [я] как плод огурца от привязи смерти

Поскольку мантра является поэтической формой, здесь возможна немного другая трактовка (но порядок слов для неё не совсем подходит): “как плод огурца от стебля да освобожусь я от смерти”. Несколько более подходящий под такую трактовку вариант вероятно звучал бы urvārukam bandhanāt iva mṛtyoḥ mukṣīya или с сандхи, urvārukaṃbandhanādiva mṛtyormukṣīya

Наконец, следует уточнение:

mā a-mṛtāt
может быть либо несклоняемой отрицательной частицей, “не”, либо личным местоимением единственного числа первого лица в винительном падеже “меня”; поскольку винительный падеж здесь ни к чему не относится, мы интерпретируем mā как отрицание;
a-mṛtāt
ср. р. ед. ч. исх. пад.; составное слово, отрицательная приставка [a-] + [mṛta] “умерший” от корня [mṛ] “умирать”. Вместе [amṛta] означает “бессметный” или “бессмертие”.

Это уточнение, таким образом, можно перевести как

не от бессмертия

Итого,

[Мы] поклоняемся Трёхокому [Шиве], благоуханному, источнику процветания;
да освобожусь [я] как плод огурца от привязи смерти [но] не от бессмертия”

или

[Мы] поклоняемся Трёхокому [Шиве], благоуханному, источнику процветания;
как плод огурца от стебля, да освобожусь [я] от смерти, [но] не от бессмертия

Приложение. Склонения.

tryambaka (муж. р.)

Падеж Ед. ч. Двойное ч. Мн. ч.
Именительный tryambakaḥ tryambakau tryambakāḥ
Звательный tryambaka tryambakau tryambakāḥ
Винительный tryambakam tryambakau tryambakān
Творительный tryambakeṇa tryambakābhyām tryambakaiḥ
Дательный tryambakāya tryambakābhyām tryambakebhyaḥ
Исходный tryambakāt tryambakābhyām tryambakebhyaḥ
Родительный tryambakasya tryambakayoḥ tryambakāṇām
Местный tryambake tryambakayoḥ tryambakeṣu

sugandhi (муж. р.)

Падеж Ед. ч. Двойное ч. Мн. ч.
Именительный sugandhiḥ sugandhī sugandhayaḥ
Звательный sugandhe sugandhī sugandhayaḥ
Винительный sugandhim sugandhī sugandhīn
Творительный sugandhinā sugandhibhyām sugandhibhiḥ
Дательный sugandhaye sugandhibhyām sugandhibhyaḥ
Исходный sugandheḥ sugandhibhyām sugandhibhyaḥ
Родительный sugandheḥ sugandhyoḥ sugandhīnām
Местный sugandhau sugandhyoḥ sugandhiṣu

puṣṭivardhana (муж. р.)

Падеж Ед. ч. Двойное ч. Мн. ч.
Именительный puṣṭivardhanaḥ puṣṭivardhanau puṣṭivardhanāḥ
Звательный puṣṭivardhana puṣṭivardhanau puṣṭivardhanāḥ
Винительный puṣṭivardhanam puṣṭivardhanau puṣṭivardhanān
Творительный puṣṭivardhanena puṣṭivardhanābhyām puṣṭivardhanaiḥ
Дательный puṣṭivardhanāya puṣṭivardhanābhyām puṣṭivardhanebhyaḥ
Исходный puṣṭivardhanāt puṣṭivardhanābhyām puṣṭivardhanebhyaḥ
Родительный puṣṭivardhanasya puṣṭivardhanayoḥ puṣṭivardhanānām
Местный puṣṭivardhane puṣṭivardhanayoḥ puṣṭivardhaneṣu

urvāruka (ср. р.)

Падеж Ед. ч. Двойное ч. Мн. ч.
Именительный urvārukam urvāruke urvārukāṇi
Звательный urvāruka urvāruke urvārukāṇi
Винительный urvārukam urvāruke urvārukāṇi
Творительный urvārukeṇa urvārukābhyām urvārukaiḥ
Дательный urvārukāya urvārukābhyām urvārukebhyaḥ
Исходный urvārukāt urvārukābhyām urvārukebhyaḥ
Родительный urvārukasya urvārukayoḥ urvārukāṇām
Местный urvāruke urvārukayoḥ urvārukeṣu

bandhana (ср. р.)

Падеж Ед. ч. Двойное ч. Мн. ч.
Именительный bandhanam bandhane bandhanāni
Звательный bandhana bandhane bandhanāni
Винительный bandhanam bandhane bandhanāni
Творительный bandhanena bandhanābhyām bandhanaiḥ
Дательный bandhanāya bandhanābhyām bandhanebhyaḥ
Исходный bandhanāt bandhanābhyām bandhanebhyaḥ
Родительный bandhanasya bandhanayoḥ bandhanānām
Местный bandhane bandhanayoḥ bandhaneṣu

mṛtyu (муж. р.)

Падеж Ед. ч. Двойное ч. Мн. ч.
Именительный mṛtyuḥ mṛtyū mṛtyavaḥ
Звательный mṛtyo mṛtyū mṛtyavaḥ
Винительный mṛtyum mṛtyū mṛtyūn
Творительный mṛtyunā mṛtyubhyām mṛtyubhiḥ
Дательный mṛtyave mṛtyubhyām mṛtyubhyaḥ
Исходный mṛtyoḥ mṛtyubhyām mṛtyubhyaḥ
Родительный mṛtyoḥ mṛtyvoḥ mṛtyūnām
Местный mṛtyau mṛtyvoḥ mṛtyuṣu

amṛta (ср. р.)

Падеж Ед. ч. Двойное ч. Мн. ч.
Именительный amṛtam amṛte amṛtāni
Звательный amṛta amṛte amṛtāni
Винительный amṛtam amṛte amṛtāni
Творительный amṛtena amṛtābhyām amṛtaiḥ
Дательный amṛtāya amṛtābhyām amṛtebhyaḥ
Исходный amṛtāt amṛtābhyām amṛtebhyaḥ
Родительный amṛtasya amṛtayoḥ amṛtānām
Местный amṛte amṛtayoḥ amṛteṣu